Действующие лица

Туристы

Юля - наша постоянная походная муза. Живое опровержение большинства анекдотов про блондинок. Великая наездница и похитительница сердец всех походных инструкторов и конюхов мужского пола.


Андрей - вечный студент из Нижнего Новгорода. Непревзойденный мастер экстрима. Способен превратить в экстремальное занятие, кажется, даже игру в крестики-нолики. Когда однажды во время Алтайского похода Андрей затеял игру в собачку, она закончилась множественными ушибами и разбитыми очками нашего инструктора. И разве имеет значение, что дело было ночью, а в роли мячика выступала пустая бутылка...

Господин прокуратор - нечто среднее между боцманом и отцом Федором. Звезда телеэкрана и будущий юрист. Впервые сев в седло за пару недель до начала похода, скакал галопом не хуже всех прочих участников наших забегов.
Наташа - пухленькая, крепкая и компактная, она самой природой создана, чтобы сидеть на лошади. Если к этому прибавить еще и замечательный характер, вы получите доброго духа, способного оживить любой, даже самый унылый поход.
Дима - стильный человек из Питера. Стильно курит трубку, стильно скачет на коне, очень стильно с него падает.
Оля - девушка с ярко выраженной филологической внешностью. Печаль ее светла, а глаза - темны как ночь.
Толя - мастер спорта по всем видам туризма. Железный человек.
Лиза - романтичная красавица, большой знаток лошадей.
Володя - ваш покорный слуга. Рассказчик.

Инструкторы и конюхи

Маша - высокая и стройная, как ахалтекинская лошадь. Ведает всеми конными вопросами своей фирмы. В свободное время пишет рассказы на лошадиную тематику. Обожает помогать начинающим туристам с криком "Аттаналы!" схватить камчу и выехать на джайлоо, чтобы играть в кыз-куу.
Темирбек - бывший учитель физкультуры, ныне он - один из самых опытных походных конюхов. Да и просто очень хороший и мудрый человек.
Исланбек - если ему когда-нибудь придется скрываться, для этого достаточно будет сменить головной убор. Без неизменной широкополой шляпы, в которой Исланбек, кажется, даже спит, его не узнает даже родная мама.
Курманбек (он же Ку-Ку) - молодой, горячий джигит. Знаток лошадей и блондинок.

Действующие морды


Карабоз I - как и большинство наших коней, назван по своему цвету. В переводе его имя означает "черно-серый". Тяжела и печальна жизнь этого коня, что не помешало ему снискать глубокое уважение всей нашей группы.
Сарыгер - рыжий красавец (имя переводится, конечно же, как "Рыжий"). Виновник моего нравственного падения (которое, впрочем, гораздо менее болезненно, чем падения физические). Об этом позже.
Карабоз II - великий халявщик. Отправляя коня в поход, хозяин категорически запретил вешать на него тяжелые грузы. Вдобавок ему удалось заполучить себе в седоки Юлю, самую легкую во всей нашей компании. Казалось бы, чем не повод для благодушия? Однако этот злыдень постоянно огрызался на своих сотоварищей, при этом выделывая пируэты и громко ругаясь. К счастью, обычно потенциальные жертвы оказывались ловчее и челюсти агрессора лишь громко щелкали в воздухе, никому не причиняя вреда.
Буланый - иногда обижается на песню "Вот и прыгнул конь буланый с этой кручи окаянной". Очень красивый конь, но в галопе выбивает вверх не хуже отбойного молотка.

Аттаналы!

Не ходите, девки, низом -
Там живут одни киргизы.
Народ

- Зря вы, ребята, собираетесь в Киргизию. Нехорошая это страна.
Над озером Шап, что в республике Марий-Эл, плыли последние отблески заката, лошади в конюшне устраивались на ночлег, а случайная попутчица продолжала обличение моих неразумных планов:
- Что вы там забыли? Дикая страна, дикие люди, дикие нравы...
- И дикие лошади, - дополнил я это список. - Говорят, они не умеют ходить рысью, предпочитая ей исключительно галоп.
- Что ж, может, ты и прав. Но имей в виду: чуть что, там обязательно хватаются за кинжал. Если тебя пригласят в дом, а ты зайдешь на женскую половину - пиши пропало.
- А если женщина зайдет на мужскую?
- Гм... Уж лучше бы она была мужчиной, зашедшим на женскую половину... Но самые дикие нравы - у местных ментов и гаишников.
- А мы тут при чем?
- Будь спокоен, они и всадника способны остановить за превышение скорости, потребовать у него водительские права и спросить, почему у коня не работают фары.
- И еще. Киргизия, наравне с Голландией и Афганистаном, - страна с одной из самых развитых плановых экономик в мире, поскольку киргизский план успешно экспортируется по всему бывшему Советскому Союзу.
Вокруг нас в полумраке тонули достижения цивилизации - ржавая шашлычница, горы пустых бутылок и санаторий, который в прошлой жизни был пионерским лагерем. Об этом свидетельствовали его верные гипсовые стражи - пухленькая пионерка и юный пионер, прижимающий к губам горн жестом бывалого алкоголика. А я сидел и думал: да пропади оно ко всем чертям. Хочется настоящей дикости - чтоб и костер был всамделишный, и вода была живой, да и люди пусть лучше ходят с кинжалами, чем строчат друг на друга кляузы. И еще очень хотелось посмотреть на Озеро, спокойно и величественно лежащее в окружении грозных гор-часовых с роскошными снежными шапками.

После недолгих поисков туроператора, я остановил свой выбор на маленькой, но забавной компании ФАРтур. Маша - специалист по связям с общественностью и, по совместительству, конный инструктор - оказалась чудеснейшим человеком. От ее рассказов просто захватывало дух. Тут были и переправы через бурные горные реки, и восхождения на жутко сложные перевалы, и даже конно-эротическая игра кыз-куу с очень простыми правилами: парень, дав девушке пять секунд форы, должен догнать ее на лихом коне и поцеловать на всем скаку. В случае если ему это не удается, оскорбленная в лучших чувствах девушка должна, в свою очередь, догнать его и хорошенько огреть камчой - знаменитой киргизской плеткой. Несмотря на столь понятные правила, играть достаточно непросто, причем как одной, так и другой стороне. Парню нужно приложить все усилия, чтобы во время пылкого поцелуя ненароком не свалить девушку с лошади, тогда как задача девушки еще сложнее - делать вид, что подгоняешь коня изо всех сил, и в то же время притормаживать его.
Переговоры продолжались неспешно и время от времени прерывались на недельку - другую: отдел ФАРтура по связям с общественностью в полном составе (1 человек) уходил в походы. По ходу дела выяснилось, что палатки, спальные мешки и даже карематы надо везти с собой, что было весьма странно для похода такой ценовой категории. В свободное время я с помощью Маши пытался освоить нехитрый набор слов, без которого путешествовать по Киргизии просто неприлично: камча (плетка), джайлоо (летнее пастбище) и кыз-куу (уже упомянутая игра). Особенно легко запоминался зычный крик "Аттаналы!" (По коням!), так похожий на родное "А ты - налей!". Уже после месяца общения диагноз был ясен - я имею дело с чистой воды раздолбаями. И это было здорово! С раздолбаями гораздо сложнее о чем-либо договариваться, зато в походы с ними ходить - сплошное удовольствие, поскольку из-за своего раздолбайства они волей-неволей втягивают туристов в огромное количество приключений, из-за которых мы и любим походную жизнь. Я только утвердился в своем мнении, когда узнал, что один боец из предшествующей нам группы во время лихой скачки сломал себе ключицу. Не слишком разочаровали даже категорические указания Маши, напуганной этим прискорбным происшествием, галопом без нее не ходить.
- Конечно-конечно. Уверен, что во время всех галопов ты будешь с нами. Хотя бы мысленно... - добавил я про себя и отправился покупать билет.

В аэропорту Бишкека нас поджидала Маша собственной персоной, которая без промедления погрузила нас в машину и отправила отсыпаться в арендованную квартиру. Существенную часть ночи наша славная группа провела у телевизора. Большинство - со скуки, а я - потому, что не видел это зловредное устройство уже полгода (скорее я заведу у себя в квартире черную мамбу, скорпионов или карликовых собачек, чем этого монстра, специализирующегося на пожирании свободного времени). Краткое знакомство с мультфильмами, транслируемыми на солнечную Киргизию, укрепило мою уверенность, что в современном синематографе тощие диснеевские принцессы, рыбки и кислотные розовые слоники окончательно уступили место орде отвратительных мутантов, способных привести в ужас даже членов семейки Аддамсов. Да что Аддамсы! Сам великий Карлсон, истребитель варенья и гроза домомучительниц, завидев их, немедля сбежал бы в свой пентхаус и забыл на всю оставшуюся жизнь фигуры высшего пилотажа. Поначалу мне это показалось прискорбным, однако, поразмыслив, я пришел к выводу о высокой мудрости такого замысла. Дело в том, что дети шестидесятых и семидесятых годов, выросшие на Диснее, неизбежно уставали от пресных приличных картинок с экрана. Всем детям свойственно стремиться к недозволенному, поэтому они рано начинали пить и курить, организовывали панк-группы и ударялись в большую политику. Теперь же, когда подростки, наконец, вволю насмотрелись про жизнь отвратительных ублюдков, портящих воздух и бьющих друг другу морды, непокорная молодежь просто обязана в знак протеста засесть за пяльцы и делать свою жизнь с кота Леопольда, Чебурашки и прочих известных пацифистов. И Барби непорочно зачнет от Кена нового мессию этого сладкого и правильного мира (49 долларов 99 центов, спрашивайте в крупных универмагах города).

Наутро мы вволю полюбовались роскошным видом из окон на местные арыки и заснеженные горные вершины, маячащие на горизонте. Разумеется, пищей духовной дело не ограничилось. Боевая группа, посланная на ближайший рынок, вернулась с богатой добычей. Особое впечатление произвели чудесные самсы, в которых находились сочные кусочки баранины на косточке, и изумительно вкусная колбаса Казы. К счастью, никто не предупредил меня, что она сделана из конины. Впоследствии мне довелось увидеть процесс приготовления этого кулинарного шедевра, который произвел на меня столь глубокое впечатление, что я временно стал вегетарианцем. На целых полчаса.
Отобедав, мы погрузились в небольшой автобус и покинули гостеприимный Бишкек. Дорога петляла между крутыми холмами (с которых периодически на нее осыпались крупные камни) и молочно-белой речушкой, живо пробудившей в нас воспоминания о чудесной Катуни. Порой особо зоркий глаз мог высмотреть вдоль дороги характерные семилистники и мы, вздыхая, возвращались мыслями к тому незабвенному моменту, когда год назад маленький грузовичок вез нас без дороги по широкому зеленому полю. Мы тряслись в душном кузове, полусонные от усталости и жары, когда вдруг всех одновременно (ох уж эти странности походной психологии!) посетила внезапная догадка: МЫ ЕДЕМ ПО ОГРОМНОМУ ПОЛЮ КОНОПЛИ! Первым опомнился Андрей. С трудом отомкнув узенькое окошко, он протянул вниз широко раскрытую ладонь и жадно схватил первый попавшийся росток. О горе! Вероятно, на всем этом поле злой рок вырастил среди могучей конопли лишь одну паршивую овцу - маленький кустик крапивы. Именно он и достался отважному исследователю...
Так, коротая время за веселыми рассказами, мы добрались до села Калмак-Ашуу, в котором располагалась основная база нашей экспедиции. Отсюда мы начинали свой маршрут, сюда же должны были возвратиться самые везучие из нас через полторы недели странствий.
Даже толком не взглянув на уютный дом, мы, к великому удивлению Маши, немедленно затребовали лошадей. Сказано - сделано. Вскоре у дома уже стояли несколько маленьких лошадок, словно только что сошедших с детской карусели. Будто в доказательство забавности происходящего откуда-то вышел невысокий коренастый киргиз, вскочил на одну из лошаденок (носки его сапог свешивались до уровня колен бедняжки) и поскакал галопом по улице. При этом всадник умудрялся причудливо подскакивать на мягком киргизском седле как на батуте: падая, он растопыривал ноги, словно садясь в шпагат, а на взлете что есть духу бил пятками лошадь по бокам. Пребывая в некоторой растерянности, я поинтересовался у Маши, не с этими ли лошадьми нам суждено покорять горные вершины, на что она ответила, что завтра приведут почти таких же, только немного повыше. Впрочем, особой уверенности в ее голосе не было. Лошадки выглядели совсем мирными и добрыми.

Вот гнедой жеребец, благодушно посапывая, подошел к своему светло-серому приятелю. Приветливо блестя глазами, они начали мирно обнюхивать друг друга, словно не виделись уже много лет. "Какие прелестные лошадки!" - умиленно воскликнул кто-то. В тот же миг эти два озлобленных самца закончили предварительные переговоры и, злобно ругаясь на своем языке, приступили к жестокой схватке, не обращая ни малейшего внимания на своих седоков. Усмирить забияк удалось лишь ценой значительных усилий.
На большинстве лошадей были киргизские седла, представлявшие собой небольшие каркасы, отдаленно похожие на обрубок строевого седла. Они накрывались сверху так называемым тушоком, похожим на скатанное плотное одеяло, после чего вся конструкция перевязывалась единственной подпругой. Несмотря на причудливый вид, на поверку эти седла оказались довольно удобными. Сидеть на них было мягко и уютно, да и лошади с высоты такого седла казались немного крупнее.
Нагуляв аппетит легким приятным галопчиком, мы вернулись на базу, где нас уже ждал ужин. Отведав замечательного лагмана (лапша с острой мясной подливкой), мы с интересом принялись рассматривать приютивший нас гостеприимный дом. Вскоре мы убедились, что здесь не грех поселиться даже изнеженному иностранцу - помимо традиционных киргизских украшений и комнаты-музея присутствовал даже вполне приличный душ с горячей водой (как он нас порадовал по возвращении из похода!). Но наиболее сильное впечатление произвели коридоры. Вместо привычного пола они имеют вогнутую поверхность, выложенную грубым камнем. Между камнями через равные промежутки вделаны лампы подсветки, а сверху над ними нависает деревянный настил, по которому, собственно, и гуляют гости. Судя по немалому количеству дощечек с благодарственными надписями на разных языках, иностранные туристы являются здесь частыми гостями. И неудивительно - хозяева дома, семейство Тойчубаевых, явно разбираются в туризме.
Вечер прошел без особых происшествий, если не считать короткого спора между Андреем и Наташей, во время которого Андрей неосторожно пообещал, что в течение всего похода непременно будет спать под открытым небом. Если бы он знал, какие сюрпризы нам приготовила переменчивая киргизская погода...
Хорошенько выспавшись, наутро мы приступили к паковке вещей. Тут нас ждала очередная не слишком приятная новость: выяснилось, что щедрый ФАРтур решил сэкономить не только на палатках и спальниках, но и на арчимаках (лошадиных рюкзаках). Оказывается, предполагалось, что мы будем вешать на лошадей свои собственные рюкзаки, связывая их попарно за лямки. Стоит ли говорить, что эта странная идея не вызвала особого восторга в наших рядах! К счастью, нам удалось отыскать несколько больших пустых мешков, в которые мы и затолкали наши изрядно похудевшие рюкзаки, чтобы оберечь их от превратностей дальней дороги. Погрузив их на лошадей (как и следовало ожидать, ими оказались все те же наши вчерашние знакомцы), мы бросили последний взгляд на гостеприимный дом, попрощались с Машей (она должна была присоединиться к нам через несколько дней вместе с оставшейся частью группы) и тронулись в путь. За нами неуклонно следовал лопоухий пес, получивший от хозяина указание охранять Сарыгера и твердо решивший исполнить свое поручение любой ценой.

 

Эти статьи могут быть Вам интересны: Отдых в Гонконге, Как самостоятельно оформить визу в любую страну, Билеты в Германию, Дорога в Таиланд, Туры по Украине, Отдых в Чехии