Алексей Гавриэлов :: Как Я ездил в армию!!! или похождения якутянина с УЗИ на границе Израиля с Ливаном

В Израиле раз в год учеников всех 11-х классов возят на неделю в военную часть для ознакомления с армией. И вот недавно таким учеником стал и я...

Наслушавшись перед этим о ночных пятикилометровых маршбросках и о страшных, безжалостных командирах, я поехал туда, настроившись на полное изнемождение в конце этого курса. Но, сказать честно, я бы и хотел, что-бы меня замучили до смерти, ведь в последний раз я уставал по настоящему только в России. А здесь? Здесь с этими сопливыми израильтянами разве чего добьешься, максимум - трехдневной школьной экскурсии и то с проживанием в гостинице. Вобщем, приехал я в часть в ожидании, что меня сечас вытащат за волосы из автобуса и тут же заставят отжиматься неимоверное количество раз.

И действительно, в автобус зашел солдат с автоматом на плече и с соответствующими интонациями предупредил нас, что мы приехали не в детский сад, а в армию и вести себя надо по армейски. Я это уже понял и, зажмурив глаза, приготовился к мучениям. Но вот большая часть израильтян видимо и понимать не хотели, так как зал, в который нас завели, гудел от криков, несмотря на то, что четыре солдатки (я не ошибся написав “солдатки”, т.к здесь в армии служат как парни так и девушки) тщетно пытались добиться тишины. Почему-то эти солдатки кроме просьб успокоиться никаких мер больше не принимали.

Я начал было разочаровываться в обещаном армейском порядке, но тут вошел, по-видимому командир и заставил всех сесть на места и держать руки за спиной.

Он долго рассказывал нам зачем мы сюда приехали и что мы будем делать, а потом распределил нас на четыре отряда и каждому отряду дал по командирше. Командирши были молодые и мне конечно сразу показалось, что наша - самая симпатишная. О себе они ничего не рассказывали, ссылаясь на последний день, где они должны доложить о себе все. Наш отряд №1 распределили в две большие палатки и там выдали военное обмундирование: штаны, рубашку, кепку и флягу с ремнем.

Скажу вам, что израильтяне очень домашние люди и кроме того они везде чувствуют себя как дома. Поэтому, построив нас, уже одевшихся в форму, командирша не очень удивилась увидев, что один из прибывших был в домашних тапочках. Очень смешное зрелище увидеть человека в военной форме, с флягой на боку и в теплых уютных домашних тапочках.

Нас построили израильской буквой “хэт” это как русская “пэ”-“П”. Так как был уже вечер, а все с утра не емши, наш отряд назначили дежурным в столовой и отправили накрывать на столы. Кроме нашей школы было еще две и накрывать надо было на всех.

Все, конечно, было скромно, включая и еду - каждому тарелку, чашку и вилку . На стол, за которым сидело 8 человек, ставилось две обычных тарелки разных салатов и тарелка основного блюда, типа макарон. Из питья был только графин с чаем. Все конечно съедалось за первые минуты и надежда оставалась только на хлеб, которого было достаточно. Израильтяне, конечно, возмущались, но голод не тетка.

Мы, как дежурные, ели последние, а потом убирали со столов, мыли посуду, и чистили столовую. В десять часов нас собрали на поднятие флага и отправили спать. В 11 часов был отбой и мы, в предчувствие завтрашних мучений, легли спать без ночных похождений.

Подъем был в 5 часов, но почему-то не под вой трубы и не под крик “подъем”, а просто наша командирша зашла в палатку и сказала, что дает 15 минут на подъем.

Помыться я так и не успел, так как весь туалет, а так же умывальная, были забиты.

Как я и предполагал, израильтян надо было будить и поднимать отдельно – они все рассказывали о каких-то ночных животных и мышах, которые не давали им спать.

Основной способ перемещения был у нас бег. Наша командирша давала время, за которое мы должны добежать до назначенного места и встать там буквой хэт, а когда она подходила, мы хором кричали, что мы ее слушаем и повинуемся. Поэтому мы много бегали и кричали.

Я не буду перечислять мелочи , которыми мы занимались, хотя они были тоже интересные. Опишу только, что мне очень запомнилось. Во-первых, дежурными в столовой мы уже не были – были уже другие группы (не могу описать это чувство глубокого удовлетворения – когда за тобой ухаживают, а ты знаешь, что ты больше этого делать не будешь).

В этот день у нас был теоретический урок обращения с оружием. Учили нас на примере М-16 – самое распространенное оружие в Израильской армии. Потом был урок истории войн в Израиле, лекция на тему об израильской армии, потом много бегали и кричали.

На следующую ночь нас перевели во что-то похожее на барак, в комнатах которого даже не закрывались двери.

Утром я, уже опытный, за минуту встал, застелил постель и побежал, в еще не полный туалет, умываться.

Днем нас учили как правильно держать учебные винтовки, стрелять и т.д. Были еще уроки, лекции о терроре в Израиле, опять же много бегали и кричали. Отбой был в 11 часов. На утро я встал уже быстрее и все сделал за 3 минуты.

В этот день нам дали боевое задание, которое мы делали около часа или больше (потом оказалось, что израильские солдаты в настоящих боевых действиях выполняют это за 15 секунд). В этот же день нас возили на полигон, где каждый стрелял по десять патронов - было классно.

Когда нас привезли в лагерь, то тут же вывели за пределы части и учили маскироваться -мы намазывали лица грязью и обвешивались ветками, ползали, бегали и прыгали с оружие - уроки дневного патруля. Это был последний день и состоялись заключительные соревнования между отрядами. Потом был ужин и несколько часов дурокаваляния.

А ночью нас опять вывели за пределы части на уроки ночного патруля. Мы бродили в темноте, учились правилам поведения отряда ночью, переговаривались жестами и знаками. Все было в полной тишине, даже как-то жутковато – мы с одной молодой командиршей, а вокруг действительно сплошные арабские поселки.

На утро нас кормили консервами 85-го года производства из запасов, которыми питаются в боевых частях. Потом все убирались на территориях, чистили туалеты, мыли комнаты. Затем мы сдали обмундирование и нас повезли на границу Израиля с Ливаном – в настоящую боевую часть. Ехали мы через арабские поселения, поэтому нас предупредили, что нас могут обкидывать камнями и в этом случае нам надо ложиться на пол. Но все обошлось.

Часть находилась на высокой горе, дул сильный холодный ветер. Нам показали всевозможные виды оружия и рассказали о них. Я стоял замерзший (понимаю, что непристойно мне – якутянину, говорить это слово, но я был легко одет, а ветер влажный и пронизывающий) и думал - как же они здесь живут в такой холод ? И вдруг я увидел солдата, который несмотря на холод, спокойно разобрав свой автомат, смазывал его части в какой – то жидкости похожей на воду, меня аж передернуло – я подумал, что если я дотронусь до воды, то тут же откину коньки.

После этого нас, набравшихся впечатлений, повезли в город Кармель на прощальный обед. Там нас рассадили на газоне, и мы в первый раз на вечно серьезных лицах наших командиров увидели улыбки.

Отличившимся вручили дипломы, остальных просто поздравили, а потом каждая командирша рассказала своей группе о себе.

Оказывается, все они почти наши ровестницы, а в армии по пол-года и мы их первые воспитанники (эти пол-года они проходили подготовительные курсы), и вообще вне армии они почти такие же как и мы. И в доказательство тому они буквально на наших глазах превратились в беззаботных девчонок.

Потом их, усталых и не выспавшихся (из-за нас они спали только по три часа в сутки), повезли отсыпаться по домам, а нас обратно по школам.

И на память об этих днях у меня осталась только военная фляжка, которую я стащил...

Спрашивается, и что же мне так понравилось там?

Конечно не то, что люди воюют -я вообще войны не уважаю. Но в этой армии я увидел не просто боевую часть, а место, где можно получить огромный жизненный опыт.

До этой поезки, отжавшись пару раз я думал - израильтянин так не сделает. И вот на моих глазах эти “сопливые” израильтяне, призванные в армию, в первые же дни службы получают такую закалку, о какой я и не мечтал. Мне стало даже обидно, что я возвращаюсь в школу, а эти "девченки" опять будут бегать по ночам с оружием и тот парень, что в холод разбирал оружие, завтра выйдет из армии совсем другим израильтянином.

Написано в ночь с 27 по 28 ноября.

© Алексей Гавриэлов

Эти статьи могут быть Вам интересны: Город Бангкок, Потеря багажа в аэропорту, Путешествие по Камчатке, Проживание в Риме, Информация об Индонезии, Бразильский пирог